Новогодняя отдушина для фанатов Поттера
warhall
valerkka
Мне казалось, что энциклопедию «Волшебный мир Джоан К. Роулинг» выпустили еще тогда, когда выходили серии поттерианы. Но нет. Она появилась только в этом году. И это просто праздник для всех фанатов произведений Джоан Роулинг, особенно перед Новым годом.



Думаю, что многим хотелось подержать в руках какие-то оригинальные артефакты из мира Поттера: газеты с движущимися картинками, маски «пожирателей смерти» и еще кучу всяких прикольных штук. Сразу оговорюсь, что эффект движущихся газетных иллюстраций в этой энциклопедии воссоздать не удалось. Это все-таки из области мультимедиа.

Сейчас же создатели сделали привязку к выходу «Фантастических тварей и мест их обитания», объединив в энциклопедии с историей Гарри. Каждому персонажу, явлению или событию посвящена отдельная заметка, которая проиллюстрирована кадрами из фильмов, зарисовками режиссера или сопровождена дополнительной оригинальной фишкой.

Энциклопедия поднимает какие-то глубинные пласты из детства, когда от книг хотелось, чтобы они были интерактивными, чтобы в них можно было что-то вклеивать, крутить и рассматривать. Мне кажется, что такие издания пробуждают в детях любовь к чтению, которая сохраняется на всю жизнь.

Энциклопедия «Волшебный мир Джоан К. Роулинг» поражает обилием всяких фишек, у нее отличная полиграфия. Для меня стало открытием, что сейчас такие глянцевые страницы печатают в Китае, а не как раньше, в Финляндии. Ну, что ж. Дело в курсовой разнице. Финляндия стала дороже, но на качестве книги это не сказалось. Ее хочется держать в руках и разглядывать.








«Девушка в поезде» или история о спившейся пиарщице
warhall
valerkka
В 2015 году «Девушка в поезде» Полы Хокинс 20 недель подряд была самой популярной книгой в твердой обложке в Британии. История о том, как наблюдения из окна поезда помогли распутать преступление, заинтересовала меня. Во время путешествий в Лондон, я удивлялся, как иногда близко дома расположены к ЖД-путям. Поэтому факт, что кто-то мог углядеть нечто подобным образом, показался мне правдоподобным.
Смотрите сами. Вот видео поездки в Гринвич. Офисы и номера в отелях очень расположены близко к дороге.



Решив, что полтора миллиона прочитавших книгу – это достаточный аргумент, я купился на заурядную детективную историю, коих ежегодно штампуется огромное количество. Некоторые из них написаны чуть талантливее, как в случае с Хокинс, некоторые – менее, но объединяет их одно – жанр. Это такая литературная попса, которая увлекательно читается в метро, не оставляет сильных переживаний, не приносит новых знаний и не наводит ни на какие мысли. И спустя какое-то время ты уже не помнишь, в чем суть истории.



К тому же «Девушка в поезде» - это история о пиарщице, которая натурально спилась из-за проблем в личной жизни. Она пустила свою карьеру под откос, работая в лондонском pr-агентстве, откуда ее вышибли за то, что она пришла на встречу пьяной, работала пьяной и в итоге еще и кому-то из начальства нагрубила тоже в пьяном виде. И происходило это систематически. Эка невидаль, могут сказать те, кто знаком с коммуникационном рынком России. Бывали в его истории разные персонажи. Но тут девушка явно перешла черту. Честно, я не поверил автору в описании того, как главная героиня напивалась.

Что касается самой детективной истории – я ее сознательно не касаюсь, так как ее можно описать в двух предложениях и сразу станет ясно – кто убийца. Спойлеры я не люблю и сам их делать не буду.
По книге моментально выпустили фильм, который я проигнорировал. Мораль этой истории такая, что при поиске новых книг не надо гнаться за книжными рейтингами. Лучше присматриваться к номинантам книжных премий и опираться на внутреннее чутье.

«Безгрешность» Джоната Франзена
warhall
valerkka
Осенью в России вышел роман «Безгрешность». Автором книги является новый американский классик Джонатан Франзен, известный по своим предыдущим произведениям «Поправки» и «Свобода». Для своей новой книги автор выбрал вечные темы, которые актуальны для любого общества и в любое время: конфликт родителей и детей, любовные драмы на фоне психического нездоровья, поиск собственной идентичности и внутреннее одиночество людей, как не парадоксально, обладающих славой и властью. Все эти истории буквально поглощают внимание читателя, обволакивают и затягивают в трясину текста. Казалось бы, темы вечные, а автор умудрился сказать что-то новое. Как так вышло?



Франзен рассказывает историю девушки по имени Пип (сокращение от Purity - безгрешность), закончившей университет с огромным учебным долгом, которая жадно желает найти своего отца, чтобы взять у него деньги и расплатиться. В своих поисках она натыкается на проект «Солнечный свет», который возглавляет человек, считающий себя лучше Ассанжа и Сноудена, но занимающийся примерно тем же, что и они - публикацией грязного белья правительств, корпораций и отдельных нечистоплотных клерков. Свои принципы глава кибер-секты выработал в те годы, когда жил еще в ГДР, а после падения стены публиковал архивы тайной полиции Штази.



Расплетая клубок своей истории, Франзен погружает читателя в гнетущую атмосферу ГДР с ее режимом и диссидентами. Меня удивила точность, с которой автор описывает жизнь в восточной Германии. Покопавшись в его биографии, можно узнать, что по программе студенческого обмена он в свое время посещал местный университет. Это многое объясняет. Мне было интересно сопоставить описываемые события с тем, что я видел в берлинском Кройцберге и Фридрихсхайне, а также на Курфюрстендамм.


В романе Франзена истории из прошлого чередуются с событиями из настоящего. Из послевоенного Берлина читатель попадает в джунгли Боливии, в которой прячется от преследования «Проект солнечный свет», или в сквот в солнечном калифорнийском Окленде, который Пип делит с леваками, ангтиглобалистами и другими несистемными людьми.



В целом роман «Безгрешность» - жутко пошлый, и надо отдать автору должное за игру слов. Секс пронизывает абсолютно все истории, из которых выткал свое произведение Франзен. Это одновременно и увлекает и отталкивает, так как есть пара не очень приятных моментов. Но в целом эта сторона вполне уместна и объясняет мотивацию героев и их поступки.

Другим клеем романа, помимо секса, является дилемма доступа к информации. Каждый персонаж описан таким, что ему есть что скрывать и что искать самому. Франзен размышляет на тему вседозволенности, которая пришла на смену секретности. Казавшаяся вожделенной свобода на самом деле таит в себе не меньшую опасность, чем и ее противоположность. И история «Солнечного света» это демонстрирует.



Франзена за «Безгрешность» хочется поблагодарить за то, что над его романом хочется размышлять, сопоставлять, перебирать в памяти исторические вехи и думать о схожести описываемых ситуаций в романе с реальность жизнью. А можно этого не делать, и просто увлечься захватывающей историей, по которой американский кабельный канал Showtime снимет сериал, а автор выступит его сценаристом. Будем ждать!

Фото сделаны во время поездок в Берлин в 2014 и 2016 гг.

Биография Сильвио Берлускони или книга о человеке-бунга-бунга.
warhall
valerkka
Когда читаешь первую авторизованную биографию короля миланской недвижимости, создателя медиаимперии, владельца ФК «Милан», политика и экс-премьер-министра Италии, первое что бросается в глаза – это иное представление о времени. Берлускони в возрасте 80-ти лет всерьез размышлял в кругу своей 29-летней пассии и ближнего круга о том, как ему вернуться в большую игру. И он не уникален в этом. Для Италии это норма. Взять к примеру бывшего президента Италии Джорджо Наполетано, подавшего в отставку только в 90 лет, а до этого успешно сместившего Берлускони с должности, путем заговора.


фото Goal.com

Для многих в России это покажется непривычным. Ельцину было 76 лет, когда он умер, Брежневу - 75, Андропову – 70, Хрущеву - 77, Сталину – 74 года. В тоже время Берлускони еще в 1970-е интересовался проектами по продлению жизни, но, по словам его биографа Алана Фридмана, те проекты не были реализованы из-за смерти его более возрастного делового партнера.

Книга о Берлускони не является каким-то откровением или разоблачением. Это умело написанная история очень неординарного человека, который вошел в историю послевоенной Италии. Он реализовал идею города-спутника в Милане, создал свою медийную империю, вознес на вершину «Милан» и полез в политику, защищая свои бизнес интересы или просто ему стало тесно в рамках бизнеса.



Еще его называют – «человек - конфликт интересов», так как дела Берлускони затрагивали как бизнес, так и политику. Иногда невозможно отличить одно от другого. Совпадение или нет, но после того, как он почти 30 лет назад начал участвовать в политической жизни, его постоянно преследуют судебные процессы. Сам Берлускони уверен, что это заговор политиков левого толка, которым его правые, ориентированные на бизнес, идеи кажутся сущим злом.
По многим из десятков судебных дел он был оправдан, по другим же из-за несовершенства судебной системы Италии, когда дела могут вестись по 10 и более лет, он получил обвинительные приговоры, но ушел от наказания за счет истечения срока давности.

Но от одного приговора он все же уйти не смог. И наверное он стал самым известным как у нас, так и во всем мире, когда его приговорили к общественным работам в доме престарелых и запретили участвовать в политике в течение 6 лет.

Другой особенностью итальянской политики и судебной системы является то, что прокуроры и судьи сливают в СМИ информацию, включая расшифровки телефонных разговоров подозреваемых, тогда, когда еще даже обвинения не предъявлены. Зато вся Италия взахлеб в таблоидах читает о похождениях Берлускони на его вилле в Аркоре. И сложно в этот момент не согласиться с Берлускони, что это выглядит как-то заговорчески.

Но не надо из него делать праведника или верить всему, что он рассказал своему биографу – известному экономическому журналисту Алану Фридману. Берлускони ни разу ни в чем не признал себя виновным, даже когда были предъявлены неопровержимые улики. Даже когда за решеткой оказывались близкие люди, он все равно не сознавался. Он все помечает грифом «заговор», отчего в какой-то момент он кажется жутко параноидальным дядькой, верить которому на слово не стоит.

Биография Берлускони открывает неизвестные подробности подковерной борьбы в Евросоюзе, когда в момент экономического кризиса еврозоны Франция и Германия из кожи вон лезли, чтобы сместить неугодного Берлускони с поста премьер-министра, хотя это совершенно не дело Меркель и Саркози на тот момент. Противостояние с ними – вполне интересная часть этой книги.
История с Каддафи намного интереснее, чем памфлет, который рассказал о Берлускони Владимир Путин. Да и биографа намного более увлек процесс попадания на аудиенцию к Президенту России, чем то, что он рассказал про Берлускони. Так или иначе, их дружба повлияла на то, что в Европе теперь у России есть союзник – Италия. И это даже несмотря на то, что Берлускони уже не участвует в большой игре.

В том, какая репутация сложилась у Берлускони на международной арене, во многом виноват сам итальянский политик. Этому способствовали как сексуальные скандалы в Италии, так и то, что он регулярно на высшем уровне шутил на эту тему.

Например, Берлускони любит произносить слова «бунга-бунга» (так назывались знаменитые вечеринки на его вилле в Аркоре) несколько наигранно, низким грудным голосом: «Буннг-га! Буннг-га!».
Он утверждает, что это название появилось благодаря старой шутке, связанной с ныне покойным ливийским диктатором Муаммаром Каддафи.

«Каддафи хотел, чтобы я каждый год приезжал в Ливию на церемонию присуждения ему титула «Король королей». Однажды я не смог поехать, поскольку должен был участвовать в одном очень важном мероприятии, поэтому он попросил послать на церемонию двух моих дипломатических представителей, что я и сделал».
«Мои два посланника попали в плен к самому агрессивному ливийскому племени. Аборигены привязали их к столбу в центре деревни и начали вокруг них танцевать, издавая какие-то гортанные звуки. Разобрать можно было только одно слово «бунга-бунга».

«После окончания танца к Чичито, одному из моих людей, подошел шаман и спросил, что тот предпочитает: смерть или «бунга-бунга». Чичито выбрал «бунга-бунга», что сделал бы каждый на его месте. И после этого все воины деревни им овладели. Шаман подошел к другому моему человеку Бонди, и также предложил ему выбрать между смертью и «бунга-бунга». Бонди видел, что сделали с его другом, и предпочел умереть, на что шаман ответил: «Хорошо, смерть так смерть. Но сначала немножко «бунга-бунга»!».

Эту выдуманную шутку Берлускони регулярно рассказывал на встречах на высшем уровне. Неудивительно, какую он репутацию имел после этого. Но это и отличает Берлускони от многих политиков. Правила он старался устанавливать сам, а не играть по чужим.
Занятная у него вышла биография.

PS:

А это одна из постоянных участниц вечеринок в Аркоре, которые чуть не стоили Берлускони свободы по множеству обвинений, - марокканская танцовщица Карима Эль-Маруг известная, как Руби "Похитительница Сердец".



фото Reuters

PS2: в Яндекс-картинках целый раздел есть "Берлускони и его женщины"

«Восхождение денег» Ниала Фергюсона: купил дерьмовых акций, торгую испорченным воздухом.
warhall
valerkka
Акции, облигации, займы, кредиты, NPL (non-performing loan — «неработающая ссуда»), быки и медведи, американский ипотечный кризис – все это не простой набор случайных слов, а понятия, которые в своей книге «Восхождение денег» разбирает британский историк Ниал Фергюсон.

Автор в своей фирменной манере, перемещаясь в пространстве текста между веками и странами, рассказывает о том, что заложило фундамент мировой экономики сегодня и заглядывает в будущее. Настроить диоптрии ему помогает ипотечный кризис в США и феноменальные темпы роста экономики Китая.
Фергюсон показывает путь восхождения денег от момента, когда человеку пришла в голову мысль приумножить свой урожай до того, как в один прекрасный момент из-за гигантских долгов мировая экономика может схлопнуться.

Чтобы читателю не было скучно, автор вынимает из истории только самые яркие эпизоды.



Ганс Гольбейн Младший, Lais of Corinth. 1526

Он вспоминает, что благодаря семейству Медичи развивалось банковское дело в Европе.
Не проходит он мимо вопроса о том, как связаны гонения на евреев и ростовщичество. Все дело в том, что католическая церковь долгое время не рекомендовала давать деньги ближнему под процент. Это находит отголоски даже во времена, когда это давление ослабло. В XVII веке в «Божественной комедии» Данте отводит ростовщикам место в седьмом круге ада. В тоже время евреям тоже не рекомендовалось ссужать деньги под процент, но на выручку пришла ветхозаветная книга Второзакония «… иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост» (23:20). После этого они могли на законных основаниях одалживать деньги христианам, но был тут и серьезный минус. Так их финансовая деятельность стала предметом зависти и гонений.

Удивительно, что первым прототипом центрального банка – стал в 1609 году Амстердамский расчетный банк (Wisselbank), а первым банком, начавшим превращать вклады одних в ссуды другим, стал почти полвека спустя Банк Швеции (Riksbank).

Увлекательно было узнать, что жители Франции XVIII века во всю не только вкладывали деньги в акционерные общества, но и стали жертвами одного из самых известных мыльных пузырей в истории - краха Миссисипской компании, которая собиралась стать конкурентом знаменитой голландской Ост-Индской компании за счет освоения богатств Нового Света.

Фраза «Купил дерьмовых акций, торгую испорченным воздухом» связана с французским пузырем. Иронизируя над безвозвратно потерянными деньгами, акционеры пытались найти выход своему гневу и изображали это на картинах и предметах быта (тарелочках).



Не стоит думать, что Фергюсон бродит только по дальним закоулкам истории. В его фокусе примеры недавней истории, связанные с крахом некоторых хедж-фондов, как пример управления риском и банкротство ENRON, и ипотечный кризис в США, подорвавший многовековую веру в то, что вложения в недвижимость – это всегда стабильно и надежно.
Когда читал раздел про ипотечный кризис, думал, что эта книга идеально дополняет фильм «Игра на понижение», чтобы неспециалист мог разобраться в сути случившегося и причинах, которые привели к событиям 2008 года. Настолько доступным языком это описано.
А завершает историю восхождения денег Фергюсон восхищением от Китая, экономика которого переплелась с экономикой США и образовала Кимерику. Надо напомнить, что книга написана в 2008 году, когда у Китая действительно были потрясающие темпы роста.

В послесловии автор сравнивает мир финансов с миром природы, находит совпадения и закономерности и задается вопросом, чему научил мир кризис 2008 года. Ответ все мы знаем и так – по-большому счету – ничему. Люди по-прежнему останутся во всепоглощающей жажде денег, а это значит, что их восхождение еще не окончено.


Посмотреть мои рецензии на другие книги Ниала Фергюсона можно здесь:
«Цивилизация. Чем западный мир отличается от остального мира». Ниал Фергюсон
и
«Империя. Чем современный мир обязан Британии»

Вся кремлевская рать. Михаил Зыгарь
warhall
valerkka
С книгой Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать» у меня с самого начала все пошло наперекосяк. Впечатление о книге я составил по обрывкам отзывов из ленты в facebook. Приятели наперегонки выкладывали свои рецензии по горячим следам и какие-то цитаты. Не ознакомившись с первоисточником, я даже вступил в жаркую полемику по поводу пассажа, касающегося того, что Путин предложил Шойгу посмотреть сериал «Босс» и «Карточный домик», чтобы удостовериться, что американские политики кровь от плоти «Фрэнк Андервуд» - коварный и беспринципный. Я с пеной у рта доказывал, что это какой-то бред.



Но то впечатление было ошибочное. Книга – классная! Пусть я не во всем соглашусь с авторской позицией, так как часто она не подкреплена, как это принято в деловой журналистике, двумя источниками. Но в описании закулисья Кремля иначе и быть не может. Все дается, как говорят пиарщики, «под источник». Но часто бывает, что делая такие вещи, источник может вести свою игру, лукавить. Дядя Вася сказал, что дядя Петя такой сякой. Ну, так себе источник. Но не в этом дело.
В последнее время книг подобного уровня выпускается крайне мало. Поэтому Михаила Зыгаря надо поблагодарить за проделанную работу и пожелать сил на новую книгу. Ведь вспомните, еще пару лет назад, выходила вереница достойных книг об актуальной политике: «Железный Путин» пиарщика и журналиста Ангуса Роксборо (кстати Зыгарь приводит несколько пассажей из той книги), «Новое дворянство. Очерки истории ФСБ» (кстати автор вспоминает эту крылатую метафору Патрушева в своей книге), «Россия 2000-х: Путин и другие», вышедшая из под пера журналистов ИД «Коммерсант».

А сейчас я захожу в Библио-Глобус и в разделе политика вижу такой адский треш, что даже смотреть в ту сторону не хочется. Книг много, но они все настолько ангажированы, что хочется сразу сказать до свидания и промыть глаза. И раньше этот треш был, но он уравновешивался адекватными книгами. Сейчас тяжелее. Да, и издатели не рискнули выпускать книгу Зыгаря под своими раскрученными брендами. «Рать» вышла в неизвестной «Интеллектуальной литературе».

Я боялся, что Зыгарь скатится в маргинальщину, которая иногда свойственна журналистам «Дождя», но этого не произошло. Автор балансировал, стараясь дать свою оценку только в начале глав, представляя действующих лиц. За себя говорили герои, их поступки, выступления и комментарии. Иногда становилось смешно, но смех этот был грустным.

Для себя в книге я отметил некоторые факты, которые ускользнули от меня в обычной жизни человека, интересующегося актуальной политикой. Хочется отметить очень легкий и доступный слог, которым написана «Вся кремлевская рать».
Думаю, что эту книгу лучше не брать людям с четкой жизненной позицией, которая заключается в отрицании очевидного. «А ты докажи, что не Аллах». Действительно, не докажешь.

Навеяно «Ненастьем» Алексея Иванова
warhall
valerkka
Когда все нормальные школьники читали произведения курса русской литературы, я быстро пробегал их, чтобы пройти настоящее книжное погружение. Детективы Фридриха Незнанского («Марш Турецкого»), Александры Марининой («Каменская»), Виктора Доценко («Бешеный»), Даниила Корецкого («Антикиллер»), пелевинские рассказы, «Generation ПИ» и «Жизнь Насекомых», фандоринский цикл Акунина были для меня намного более увлекательными историями, чем то, что изучали по программе. И в этом я вижу прямое влияние 90-х. Мне хотелось из точки «А» (детство) быстрее добраться в точку «Б» (взрослая жизнь). Что уж я там понимал на тот момент, сказать сейчас сложно, но было невероятно интересно читать про бандюганов, крутых парней, коммерсантов, их красавиц-подруг и всех прочих героев эпохи. Поэтому самым верным способом понять все о жизни представлялось тайное чтение родительских детективов и постепенная легализация этого процесса с просьбой купить продолжение той или иной криминальной истории. Интересно же было.

Когда я поступил в университет, мода на все это резко пропала. Читать о 90-х и обсуждать это стало дурным тоном. Как-то органично Марина-Незнанский-Доценко etc сменилась Бегбедером, Чабоном, Палаником, Бенаквистой, Эко и многими другими преимущественно зарубежными авторами. А если и хотелось прочитать что-то о предыдущем десятилетии, то тогда это должен был быть какой-то совершенно резонансный автор вроде Владимира «Адольфыча» Нестеренко с его «Огненным погребением». Но это было чем-то эпатажным. Из ряда вон. С тех пор желание читать российские романы о 90-х возникало не часто. Появилось даже что-то вроде предубеждения, что очередной автор недополучил читательского внимания и хочет наверстать упущенное за счет рецепта, который работал 15 лет назад, но уже не работает сейчас. Хотя почему не работает? В метро я постоянно вижу, что ширпотребные детективы читают до сих пор, но мое личное отношение к ним изменилось невозвратно. Я не могу представить себя с книгой в желтой обложке под авторством многоликих станочников, из-за которых прикрыли Rutracker.org.



Поэтому когда я встречаю книгу автора, прошедшего мой внутренний ценз, в детективном жанре, скепсис к ней появляется автоматически.

Такова была и моя первая реакция на роман «Ненастье» Алексея Иванова, книги которого я совершенно незаслуженно пропускал. Но она была ошибочна и развеялась буквально через пару страниц, когда стало понятно, что детективная основа сюжета нужна лишь для того, чтобы описать эпоху, которая и была по сути одним большим детективом. Наверно, «Ненастье» на меня произвело одно из самых сильных впечатлений, которые я получил от книг в этом году. Из романов так уж точно.

Для стержня романа Иванов выбрал «афганцев», которые и стали главными действующими лицами романа. Одни считали их ОПГ, другие общественниками, третьи ветеранами и героями. И по большому счету, это книга не об их движении, а о времени, в котором жили все мы, которое позволяло появляться такому. Особенно это четко проявлялось в крупных городах. Мне проще судить по Екатеринбургу, который очень близок мне. В нем я видел, насколько в городе авторитетны люди, имеющие «афганский опыт», а позднее и прошедшие Чечню.

Когда Иванов придумывал свой несуществующий город-миллионник «Батуев», в котором развивается сюжет книги, то я представлял себе именно Свердловск-Екатеринбург с его «Черным тюльпаном», рынком, Мегой, депутатами-афганцами и известными на всю страну благодаря программе НТВ «Криминальная России» преступными группировками. Мне кажется, что Иванов для своей новой книги выбрал именно афганцев, когда работал над документальной книгой «Ёбург», и увидел, какую роль они играли в жизни Екатеринбурга. Но это лишь мое предположение.

Иванов не ставил себе целью романтизировать или наоборот развенчивать миф, он просто описывает время, как никто до него. Это у него получилось особенно метко, что является одним из достоинств романа. И это отличает его книгу от сотен детективов о 90-х. Автор препарирует эпоху, анализирует ее, разбирает, но делает это так тонко и органично, что у читателя остается после прочтения ощущение, очень правдивое и искреннее. В каждом из героев «Ненастья» можно представить соседа, друга семьи, знакомого. Персонажи настолько детально выточены из литературного гипса, что веришь им и сопереживаешь.

За один только образ «Яр-Саныча» Иванову хочется пожать руку и сказать спасибо. Ведь сколько по стране таких условных «физкультурников-трудовиков-советских людей», которые после слома эпохи не нашли себя в новой реальности и просто сгинули в «ненастье». Они законсервировались вместе с огурцами на своих дачах в 6 соток с огромным желанием принести на садовый участок кусок какого-нибудь барахла, которое когда-нибудь обязательно пригодится.

Такие книги позволяют обсуждать недосказанности 90-х и надеяться, что удастся когда-нибудь перелистнуть ту страницу, оставив персональное «Ненастье» далеко в прошлом.

Новая книга Джоан Роулинг - “На службе зла”
warhall
valerkka
Теперь даже и не скрывающая, что Роберт Гэлбрейт – псевдоним автора Гарри Поттера, Джоан Роулинг выпустила третью книгу о детективе Корморане Страйке (мрачном здоровяке, потерявшем в Афганистане ногу), в которой главный герой сражается с фантомами из прошлого и своими чувствами к напарнице.

Что мне нравится во взрослых книгах шотландской писательницы, так это умение находить актуальную тему, вокруг которой выстроен сюжет. В случае с ее романом «Случайная вакансия» (наверно самом сильном ее произведении) – это была тема социального расслоения британского общества, показанная в микрокосмосе одного тихого английского захолустья. Сейчас это наглядно продемонстрировал Brexit.



Интриги мира шоу-бизнеса вдохновили автора написать первую часть детективной серии о сыщике Страйке. А как иначе. Лондон – одна из модных столиц, и тема частной жизни и смерти знаменитостей – бензин для желтой прессы, которая печатается в Англии на любой вкус.
Развивая серию книг о сыщике, во второй части Роулинг погрузила читателей в такой знакомый ей самой мир писательских интриг и издательского бизнеса, в котором писатели - божьи одуванчики проворачивают такое, что удивит даже матерых рецедивистов. В своем новом произведении «На службе зла», вышедшем в России в апреле 2016 года, писательница затрагивает передовую тему модификаций тела, которая в США и Великобритании активно развивается, как на уровне исследований, так и в плоскости практического применения. Погуглите, например, кто такая Эйми Маллинз.



Если в предыдущих двух детективных книгах любовная линия между сыщиком и своей секретаршей, а затем и помощницей, оставалась на втором плане, то в третьей части автор сместила акценты. Большую часть книги главные герои думаю не о деле, а своей личной жизни. Это местами усыпляло, но глобально на интересности книги не сказывается. Прочитал я ее достаточно быстро, пару раз чуть не проехав нужную станцию метро. Другим отличием от предыдущих книг является расширение географии и появление большего числа флэшбеков, как это принято по последней сериальной моде.



Если раньше действие развивалось в любимом Лондоне, то сейчас главные герои совершают вылазки в разные уголки острова. Когда в книге происходит действие, оторваться практически не возможно, но когда начинается рефлексия героев на тему их личной жизни, то хочется побыстрее перелистнуть этот отрезок. Когда читаешь детективы, есть опасность, что при быстром прочтении, их сюжет может не вспомниться через несколько лет. Таков закон жанра. Быстро читаешь – легко забывается.

Резюме.
Я уже успел стать поклонником этой серии и буду ждать новых произведений, но больше хочу, чтобы Роулинг написала отдельный роман вне серий. Разумеется, поклонникам Роулинг (Гелбрейта) книга понравится. Всем же, кто не знаком со Страйком, я бы рекомендовал начать либо с первой части («Зов Кукушки»), либо со «Случайной вакансии».
PS: Кстати. Название книги Career of evil выбрано не случайно. Так называется песня пионеров хэви-металла Blue Öyster Cult, ссылки к текстам которой встречаются на протяжении всей книги.

«Гулаг» Энн Эпплбаум – очень личная история.
warhall
valerkka
Когда я взял в руки книгу лауреата пулитцеровской премии Энн Эпплбаум «ГУЛАГ», я и представить себе не мог, насколько глубоко буду переживать описанному. Временами, когда я читал перед сном, мне снилась истории, навеянные книгой. Проснувшись, я еще долго переваривал прочитанное и приснившееся. Мне вспоминалась моя бабушка, которая прошла через все это. И я только сейчас начинаю по-настоящему осознавать, через что ей реально пришлось пройти и то, насколько я в детстве всего этого не понимал. В то время для меня слово переселенцы навевало какую-то романтическую коннотацию путешествий, а после прочтения «ГАЛАГА» от слова переселенцы веет смертью и лишениями. И я благодарен автору, что ее книга дала новое осмысление истории своей семьи и пробудила интерес в ней разобраться. Жалею я лишь об одном, что этот интерес проснулся тогда, когда спросить и уточнить подробности у бабушки я уже не могу.



В книге показан маршрут, о котором рассказывала бабушка, как их после раскулачивания долго везли в 1931 году на каком-то судне в неизвестном направлении по Северному Ледовитому океану, а затем по реке Печоре. Как я узнал из книги Эпплбаум, этот маршрут повторяет курс ухтинской экспедиции ОГПУ 1929 года, отправившейся на поиски полезных ископаемых силами заключенных и ссыльных. Место, куда привезли моих родственников, позднее стало называться Ухтпечлагом. А на тот момент это была просто тайга, где необходимо было выживать.

«Формально не все новые обитатели края были заключенными. С 1930 года туда начали отправлять спецпереселенцев. Почти все они были раскучаленные крестьяне с женами и детьми, и считалось, что они должны будут заниматься сельским хозяйством», - Эпплабаум.

Все те лишения и нечеловеческие условия жизни, в которые отправляла людей советская власть, не придуманы автором для создания устрашающей картины сталинского времени. Моя бабушка рассказывала об этом при мне моим родителям и родственникам.

«Несмотря на подготовительные меры, условия жизни заключенных и ссыльных в тот первый период были, как и везде, ужасающими. Многие жили в палатках и землянках – бараков не хватало. Недоставало теплой одежды и обуви, недоставало продовольствия … Новые лагеря располагались в такой дали от цивилизации, в частности от дорог, что колючая проволока появилась в Коми АССР только в 1937 году. Побег считался бессмысленным», - пишет Эпплбаум.

Известия о признании государством своей вины и величайшей ошибке, совершенной в отношении семьи, бабушке пришлось ждать 63 года. Только в 1994 году ее, ее сестру, ее брата, отца и мать (моих прадедушку и прабабушку) реабилитировали.

И когда я читаю новости о том, что власти приносят цветы к могиле Сталина, меня передергивает.



О чем книга
Книга о ГУЛАГЕ доступным языком рассказывает о репрессивной системе, сложившейся в нашей стране в сталинский период и агонизировавшей еще несколько десятков лет после смерти диктатора.
Произведение рассказывает о том, как система сложилась, как туда попадали, как выживали в ней и как пытались найти свое место в жизни после выхода на свободу.

Об авторе.
Когда я рассказывал о книге своим знакомым, нередко у них на лице можно было прочитать что-то вроде снисхождения – типа о лагерной системе пишет какая-то американка, негласно сравнивая произведение с очередной книгой сборника «что-то для чайников» или «что-то за 90 минут». Но это совсем не так. Публикации книги предшествовал просто титанический труд, которому могут позавидовать многие авторы, штампующие книги конвейерным способом.

Американо-британский журналист Энн Эпплбаум владеет русским и польским языками. Это помогло ей работать с первоисточниками (Солженицын и Варламов далеко не единственные, кто оставил мемуары), брать интервью у участников событий, часть из которых в конце 90-х еще была жива, сотрудничать с российскими историками и общественными организациями (Мемориал) и посещать совсем нетуристические регионы, такие как Республика Коми, чтобы книга получилась глубокой и охватывающей все стороны изучаемого вопроса. В некоторых местах ей и вовсе предлагали целиком выкупить лагерные архивы, которые должны быть неприкосновенны и подлежать хранению.

Кроме того у автора был доступ к западным публикациям и работам на тему ГУЛАГА, написанным в то время, когда в СССР и представить появление таких материалов было немыслимо. Например, армия Андерса и польское правительство в изгнании провели в Иране и Палестине, после эвакуации из СССР, опросы военных и членов их семей, переживших депортацию в СССР и познакомившихся с местами, в которых были как переселенцы, так и лагерники. Почти полвека эти данные были уникальными свидетельствами существования советских лагерей принудительного труда.

За публикацию книги о Гулаге автор была удостоена Пулитцеровской премии в 2003 году.

Избранные цитаты из книги (иллюстрации из дома-музея Варлама Шаламова в Вологде)

Читая книгу, я оставлял в некоторых местах закладки. Делюсь ими.

«Иногда начальник Ухтинского лагеря наносил визит в соседний лагерь. Хотя это прозаически называлось «для обмена опытом», но обставлялся такой визит по всем правилам протокола посещений одних глав государств главами других. Начальство сопровождала большая свита начальников отделов, для них готовились избранные места в гостинице, намечались маршруты, привозились с «Зимки» подарки. И начальник привозил с собой своих лучших артистов, чтобы хозяева понимали, что и у них с искусством не хуже, а может быть даже и лучше». Лев Разгон «Непридуманое».



• «Другие пытались изучать блатной жаргон. Еще в 1925 году один соловецкий заключенный опубликовал в лагерном журнале «Соловецкие острова» статью о происхождении ряда слов. Некоторые из них, пишет он, просто-напросто отражают воровскую мораль: о женщинах говорят языком наполовину циничным, наполовину сентиментально-слезливым. Иные слова порождены обстановкой: воры говорят «стучать» в смысле «говорить», потому что в тюрьмах они перестукиваются (Акаревич А. «Блатные слова». 1925. Соловецкие острова №2). Другой бывший заключенный отмечает, что некоторые слова – «шмон», «мусор», «фраер» - пришли в блатной язык из идиша. (Губерман С.).



• Как ни странно, русские в большинстве лагерей своей группировки не создавали, хотя согласно статистике ГУЛАГа, во все годы его существования оставляли в нем ощутимое большинство… Если другие этнические группы создавали целые сети взаимной поддержки – помогали новоприбывшим находить места в бараке, устраивали их на более легкие работы, то русские ничего этого не делали. «Потом какой-то мужчина, еврей, отозвал с сторону группу наших евреек, стал совать им хлеб и учил, что говорить, как себя держать. Потом так же отошли и несколько грузинок, и вот посреди двора остались мы, русские, человек десять-пятнадцать; никто к нам не подходил, не совал хлеб и ничего не говорил». (Эфрон. Федерольф)



• Не менее жестокой была судьба других национальных групп, разделивших во время войны участь поляков и прибалтийцев. Это были те советские национальные меньшинства, на которые Сталин указал в начале войны как на потенциальную «пятую колонну» или обрушил свой гнев ближе к ее концу как на «пособников врага». «Пятой колонной» были объявлены немцы Поволжья, чьих предков пригласила в Россию еще Екатерина Великая, и финноязычное население Карелии. Хотя не все приволжские немцы говорили по-немецки и не все карельские финные – по-фински, они жили более менее компактными группами, и их обычаи отличались от обычаев русских соседей. Во время войны с Финляндией и Германией этого было достаточно, чтобы раздуть подозрения на их счет. Совершая, даже по советским меркам, чудеса логической эквилибристики, власти в августе 1941 года обвинили в предательстве всех немцев Поволжья без исключения: «По достоверным данным, полученным военными властями, среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, данному из Германии, должны произвести взрывы в районах, заселенными немцами Поволжья. О наличии такого большого количества диверсантов и шпионов среди немцев Поволжья никто из немцев, проживающих в районах Поволжья, советским властям не сообщал, следовательно, немецкое население районов Поволжья скрывает в своей среде врагов советского народа и советской власти». Conquest. The Soviet Deportation of Nationalities.



• Чувство вины порой становилось непереносимым. После доклада Хрущева Александр Фадеев, известный писатель, убежденный сталинист и влиятельный литературный чиновник, ушел в запой. Пьяный он признался знакомому, что в качестве руководителя Союза писателей СССР санкционировал аресты ряда писателей, зная об их невиновности. На следующий день Фадеев покончил с собой. По слухам, его предсмертное письмо в ЦК состояло из одной фразы о том, что, убивая себя, он посылает пулю в политику Сталина, эстетику Жданова, генетику Лысенко.

• Возможно, еще более существенно то, что, по мнению многих россиян, дискуссия о прошлом уже состоялась и принесла она очень мало. Когда спрашиваешь людей старшего поколения, почему сегодня так редко говорят о ГУЛАГе, они отмахиваются: «В 1990-е годы мы только об этом и говорили, а теперь хватит, сколько можно». В довершение сложностей, в умах большого числа людей разговор о ГУЛАГе и сталинских репрессиях ассоциируется с «реформаторами-демократами», с самого начала активно участвовавшими в обсуждении советского прошлого. Поскольку это поколение российских политических лидеров, как теперь считают, потерпело неудачу (их правление запомнилось коррупцией и неразберихой), многим заодно представляется сомнительными любые рассуждения о ГУЛАГе.



Фото сделаны здесь

UPD: чтобы быть в курсе новых книжных рецензий подписывайтесь на мой канал в Телеграм.

Мультимедийный Босх
warhall
valerkka
Без особой помпы и медийного шума в Москву приехали 2 очень интересных человека: куратор самой крупной выставки творчества Босха “Jheronimus Bosch. Visions of genius” в Нидерландах Маттайс Илсинк и режиссер документального фильма "Иероним Босх: Искушенный дьяволом" Питер ван Хёйсте.



Они приняли участие в публичной дискуссии "Босх реальный и виртуальный ", организованной Артплеем и Москультпрогом и проанонсировали документальный фильм о художнике, показ которого начнется с 24 апреля.

Ключевой темой обсуждения стал формат представления картин художника. Не теряется ли истинный замысел автора, если его работы показывать публике с помощью современных средств визуального искусства? Абсолютно все участники сошлись во мнении, что выставки подобного формата ориентированы на широкую аудиторию и способствуют популяризации искусства в целом. Их не пугает даже то, что дети видят в подобном лишь движущиеся мультяшные картинки. Куратор выставки "Босх. Ожившие видения" Яша Яворская считает, что таким образом можно увлечь детей искусством, и годы спустя они смогут идентифицировать работы художника из тысяч других.

Маттайс Илсинк полагает, что мультимедийные средства 21 века позволяют приблизиться к замыслу художника ближе, чем это можно было бы сделать например в 19 веке. Даже несмотря на то, что та эпоха была на пару веков ближе к тому времени, когда жил автор. Видео, инсталляции, интересное детальное описание фрагментов картин Босха позволяет публике задержаться у его картин намного дольше, чем обычно. Описывая свой подход к работе при организации экспозиций, Маттайс заявил, что он ориентируется на то, будет ли интересна та или иная выставка его родителям.


С этим согласна арт-критик Карина Караева, отметившая, что в среднем у одной картины посетитель проводит около минуты в традиционном формате экспонирования, в тоже время на мультимедийных выставках время увеличивается до 40 минут.


На public talk пришли и весьма экзальтированные личности. Мне кажется, что мой сосед  сошел с одной из картин голландского художника.



В целом же дискуссия получилась несколько рваная и не совсем соответствовала заявленной теме. На мой взгляд, мало времени выделили хедлайнерам встречи из Голландии. Буквально в формате брифинга Маттайс Илсинк рассказал о своем открытии, сделанном в мадридском музее Прадо при подготовке к выставке “Jheronimus Bosch. Visions of genius”. Голландец выдвинул гипотезу, основанную на изучении картин Босха, что полотна, хранящиееся в Испании принадлежат не кисти самого мастера, а скорее всего его учеников или тех, кто входил в его мастерскую. Илсинк отметил, что анализ работ в инфракрасном излучении говорит о том, что Босх писал свои картины, постепенно насыщая сюжет. Подход за подходом.

Режиссер документального фильма "Иероним Босх: Искушенный дьяволом" Питер ван Хёйсте 5 лет ездил вместе с исследователем по музеям при подготовке самой большой выставки работ голландца. Он отметил, что для него важным являлось погружение в сюжет полотен мастера. Работы Босха по своей насыщенности являются средневековым фильмом. И каждый раз, когда он смотрит на полотна голландца, то находит что-то новое. Именно это постоянно подстегивало его интерес к Босху, хотя произведения других художников ему ближе.

Повторюсь, очень жаль, что голландским гостям дали так мало времени. Их было интересно слушать, в то время, как например, реплики арт-критика Карины Караевой легко можно было бы убрать. Она была на своей волне. И многое из ее эпатажной речи даже не переводили Илсинку и ван Хёйсте.

Формат дискуссий и лекций на тему произведений Босха будет продолжаться каждый четверг в Артплее в 19.00. Впереди еще 8 встреч.

Вы также можете прочитать мои записи:

О мультимедийной выставке "Ожившие видения" в Артплее, посвященной Босху.

О предположительно картине Карла Фабрициуса «Гера, скрывающаяся у океана и Тефии» (да-да, это тот самый автор Щегла) в Пушкинском музее.

?

Log in